Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

cosmonava

(no subject)

120,63 КБ
Смазанне ладонями небо укрылось спящими чудесами в водосточных трубах, а он дергал оконные рамы за пальцы.
Привет. Тебе не спится, мой юный друг куколных спектаклей из пластилина? Ты все еще пьешь чай с хлебом? Я то? Живу. Нынче снег плавится сахарной ватой на языках снегоуборочных машин. Вон смотри еще одна проехала. Смешные правда? Птицы наверное сейчас уже спят. Оставь меня впокое.
- кто это?
- незнаю. мне кажется я его во сне видел.
cosmonava

(no subject)

157,19 КБ
полупустые сны теряют мои сигареты в дырках карманов
а она льет кофе по небу и иногда смеется над моей подушкой
cosmonava

(no subject)

Впусти меня в свое русло. Река завернутых подушек на голову.
Дышать сквозь тебя и по утру накрывать одеялом на мятые простыни чернобелых снов.
Мои расплавленные руки кончиками пальцев по твоим полям с высокой травой, солнцем по лицу и ветром по поверхности волос. Впитываю воздух из твоих легких растекаясь как тепло по телу от свитеров с большими воротниками.
Привет мое забытое воспоминание.
Сознание мое между моих колен как запястье в наручных часах.
Тебе тепло? Ведь ты приходишь столь неожиданно, как первые капли с тучи и тая пломбиром на тарелке.
Редкое воспоминание. Цветной краской по стеклу в полный рост ложась в кровать и молча закрывая веки.
И я иссякну распустив тебя по капилярам, когда открою двери и ты кинешь в меня себя.
Я ловлю.
Воспоминание.
Ведь они тебя так зовут.
cosmonava

(no subject)

- Я сплю
- Я знаю



Как будто живешь в целлофановом пакете. Смотришь на мутные неоновые вывески сквозь запотевшие окна.
Дома ветер создают люди. Волшебная рукотворность выдохом газа из легких. Звуками умирающих ламп фонарных столбов. Кварталами закрытых глаз на кирпичной кладке стен. Недопонимание с запахом сырых страниц и домашней еды.

- Ночь слишком быстро открывает двери. Я не могу удержаться на ее руке.
- Иногда мне кажется, что ты совсем не улавливаешь суть того, что видишь и тем более того, о чем думаешь.
- Значит не я один, кто так думает.
- Она слишком коротка, чтобы вдохнуть ее полной грудью. Почти как твоя прожитая жизнь.
- Тем более выдохнуть.
- Придумай лучше что нибуть другое, чтобы проснуться.
- Но ведь я не сплю.
- Я это и имел ввиду.
cosmonava

(no subject)

- Ты здесь?
- Я слишком устал чтобы об этом говорить.
- Но ты же сейчас не сказал ни слова. Твои губы не двигались.
- Я знаю. Я просто закрыл глаза. Я только подумал. Мне достаточно знать что моя голова на твоих коленях.
- Я чувствую только твои волосы. Больше ничего.
- Не бойся. Их скоро станет меньше. Позже больше и опять меньше. Я чувствую как по твоим венам бежит кровь. Это не может не радовать.
- Да, но зачем-то ты обманываешь людей.
- Я говорю пока они в это верят. Я не знаю красивых слов, чтобы они могли во что-то поверили из моих уст. Я могу только об этом подумать. Придумать. Ведь ты тоже плод моего воображения.
- Так же как и ты моего.
- Хорошо. Ведь ты знаешь как я завидую птицам. Давай представим себя, и что мы поселились в белом молоке плывущему по небу. У нас будут большие окна и высокие потолки, а на белых стенах будут отпечатки рук тех, кто прикоснулся к нам изнутри. Знаешь так? Чтобы рука протапливалась внутрь и искала содержимое глиняной банки с надписью "печенье". Это так забавно. На их лицах появляется любопытство и какая то ирония. Эти пальцы прикасаются к темным стенкам сосуда. Если хорошо представить, то иногда кажется, что тебе щекотно. Ведь ты боишься щекотки, когда хочешь ее бояться.
- Иногда я ее даже слышу.
- Она смеется. Очень часто. И те возьмут что хотели и закроют за собой крышку. Но ведь мы все равно будем плыть под городами и вдыхать следы самолетов, проплывающих мимо. Сквозь нас. Они же тоже почти птицы. А в коридорах будет играть музыка. Знаешь. Волнами такая. Нежно оранжевого цвета. Такая как северо-западное небо возле заходящего солнца. Она будет царапать дверные проемы и проходить сквозь наши оболочки, наполняя собой наши атомы. А когда захотим - то прольемся на лобовые стекла машин, а водители разотрут нас дворниками. Нас наизусть забудут, и мы закроем глаза и окажемся возле нашего большого окна. Ведь птицы могут все это видеть, но я не могу у них спросить об этом. Может они этого не понимают? Не знаю. Но я им все равно завидую.
- Я тоже чувствую твою кровь в твоих венах. Бежит закрытыми глазами
- Значит все хорошо. Укутай меня своим белым пеплом и я усну. Я не замерзну. Я просто слишком устал чтобы об этом говорить. Ведь ты же плод моего воображения.
- А ты моего.